четверг, 28 апреля 2016 г.

Хоббиты. Как свое увлечение превратить в успешный бизнес

(Вечерняя Москва, 17 марта 2016 год) Керамист Илья Калашников уверен, что научиться работать на гончарном круге может каждый...

ФИЛОСОФИЯ У ГЛИНЯНОГО ГОРШКА
Двое, по локоть в глине, почти в обнимку. Мужские мускулистые руки мастера направляют хрупкие женские руки ученицы. Ком глины сопротивляется, но под натиском четырех ладоней сдается, и начинаются превращения: чаша — основание вазы — горшок.
— Я понял гармонию ритмов в крынках гончарных, — почти стихами заговорил керамист Илья Калашников.
Недалеко от Москвы он открыл гончарную студию и посвятил будни и выходные керамическому искусству. Инженер-математик по образованию, Илья еще недавно работал в «Сколкове».
— Мой прапрадедушка Василий Калашников придумал форсунку для распределения нефти в топке теплохода.
Я тоже занялся инновациями, начал внедрять их в «Сколкове», был причастен к проекту Ёмобиля.
— А как же ты в керамику влип? — срывается с языка.
— Я понял, что все эти изобретения от меня ускользают, я не вижу от них пользы.
Мне захотелось видеть и процесс, и результат.
— И теперь керамика для вас — единственная работа? — продолжаю допрашивать.
— Работа — от слова раб. А это хобби, превратившееся в труд. Даже японский премьер-министр Морихиро Хосакава в 60 лет бросил карьеру политика и сейчас крутит горшки. Я ему даже стихотворение посвятил: «Японский премьер Отвлекся от дел И стал гончаром…» — декламирует Илья, усмехаясь.
Автор: Из архива
 Керамист Илья Калашников уверен, что научиться работать на гончарном круге может каждый
У Ильи Калашникова — жена и трое маленьких детей. Поначалу супруга Алина от затеи мужа была не в восторге.
Как, бросить престижную работу в «Сколкове» и заняться керамикой? И выделить средства из семейного бюджета на покупку инструментов не соглашалась.
Тогда Илья придумал проект по возрождению гончарной посуды. И объявил о сборе средств на одном из сайтов краудфандинга (от англ. «народное финансирование»). Предложил всем, кто может, скинуться на хорошее дело, а отдать обещал посудой, когда научится «горшки обжигать». За неделю собрал 113 тысяч — как раз на гончарный круг и печь.
Еще три месяца ушло на обучение на курсах.
— Рынок керамической посуды пуст. Можно работать круглосуточно и получать больше, чем любой офисный работник. На 30 рублей глины, на 20 обжига, а стоить горшок будет 500 рублей.
Когда появилось предпринимательство, ремесленничество было забыто. А ведь ремесленничество включает в себя и производство, и рекламу, и продажу собственной продукции. Если ты сочетаешь эти навыки, то можешь быть достаточно успешным, — увлеченно объясняет Илья.
И чтобы окончательно убедить меня, а может быть, чуточку похвастаться, Илья демонстрирует на столе различные сосуды: ягодница, рукомои, мисо, солило, кисельницы, дойники… — Я до сих пор учусь. Потому что это бездонная традиция, ты ее воспроизводишь с простых каких-то вещей, например, с горшков. Горшок, казалось бы, сакральный сосуд.
Почему сакральный? Потому что даже его осколоки черепками называют. Потому что в нем душа, с черепом сравнивается, с телом человека.
На эту тему у меня одно стихотворение есть… Хотите прочитаю? Вечер гончарного искусства неизбежно превращается в поэтический.

ОБ АВТОРАХ
Марина Гладкова – специальный корреспондент «ВМ», лауреат премии мэра Москвы за цикл публикаций о людях необычных профессий.
Екатерина Ясакова - корреспондент отдела специальных корреспондентов и обозревателей. Пишет о современных тенденциях в обществе.

Комментариев нет:

Отправить комментарий